Забыли пароль?
 
Heil!

  41.  46/53  →

 
Heil!
Этот комикс затрагивает социальные, философские темы, а также проблему расизма. А еще там есть котики.
Автор оригинала: non-nobis-domine
Официальный сайт: http://www.heil-pentika.com/
Переводчик: Abygael
Parents strongly cautioned (Не рекомендуется лицам до 13 лет)
Abygael 41.  =76152542

Иффи видел всю сцену, и знает, что Чинкве не "напал безжалостно" на Стильфсера... но поскольку он мёртв, то не может раскрывать правду маме Стильфсера! :( А Чинкве? Он даже не пытается защититься! :o Как сложится его судьба? Узнаете на следующей странице! :excl:

#232673Anonymous =76152196
Нужна голосовалка: http://top.a-comics.ru/add.php
#232681Abygael Переводчик  =76150714
Anonymous (188.18.157.120), спасибо, сделаем ;)
#232759Wladlena =76142949
Слово одного мальчика, который на нее работает и раньше не был ни в чем предосудительном замечен = против трех гопников с похмелья, которых видим впервые в жизни... бывает, чего!
#232766Abygael Переводчик  =76142487
Wladlena, Чинкве - ибрид, ибриды находятся на низшей ступеньке общества, они, по сути, не многим лучше рабов, хотя им и платят зарплату, они не могут рассчитывать ни на какую работу, кроме черной - они дворники, ассенизаторы, посыльные и горничные, и всё в таком духе. Предубеждения в этом обществе очень сильны, и слова трёх человек из "высшей касты" против слова ибрида - весомый аргумент. Возможно, если бы Чинкве защищался, он бы отстоял свою версию событий, но предубеждения общества сказались и на нём. Пусть он работает в очень доброй и порядочной семье, где к нему относились с уважением, но он не верит, что кто-то его выслушает, потому что сталкивался с таким отношением людей всю свою жизнь.
#236444Valentina16 =75645384
Спросить торговцев, разумеется, никому в голову не придёт.
Да и кентавр, столкнувшись с какими-то гопниками, начинает перед ними оправдываться, что мол он не вор, вместо того чтобы сразу от них драпать. Они ж не полиция, в конце-концов.
И рана кентавра ни у кого вопросов не вызвала.
А ещё, всегда в любом обществе с любой степенью социального неравенства даже самый последний раб попытался бы оправдаться. Пусть бы ему не поверили, но хотя бы попытался. Никому не хочется быть несправедливо наказанным.

Мдя, сегодня я Станиславский)